Неудобный секретарь. История Николаевской Думы

29.08.13 12:30Сколько просмотров этой статьи2317Сколько комментариев этой статьи0

«…Вполне выяснилось, что не ко двору пришелся я у вас. Все, что считаю в себе лучшим, – все это оказалось у вас ненужным именно на поле служения общим интересам; все это поругано в кругу николаевского представительства. Я везде был и желаю до гроба быть идеалистом.

Но у вас это слово прибавляется к моему имени для определения отрицательной стороны моей личности. У вас понимают, что этого рода люди вносят в общее дело одно только беспокойство, только рознь. Но идеалисты желают его себе не для себя. Они не могут только считаться гласными, или пользоваться этим званием только для поднятия своих фондов. Раз пришел я к убеждению, что для меня в Думе нет никакой возможности служить интересам общества, я нахожу необходимым сложить с себя звание гласного, а не подставлять его под профанацию. Знаю, выход мой из Думы составит торжество моих противников. Они прямо заговорят, что выгнали меня. Что ж, в этом хвастовстве будет правда. Я действительно вынужден уйти…».

(Г.Н. Ге. «Открытое письмо к своим избирателям». Газета «Южанин», раздел «Местная хроника» от 19 мая 1887 года).

Гласные Николаевской городской Думы избавились от своего неудобного секретаря Григория Ге, они «прокатили» его на выборах в мае 1887 года. Коррумпированные депутаты из гильдейских купцов, представляющие интересы крупных подрядчиков флота, вздохнули свободно и начали беспрепятственно растаскивать муниципальный бюджет. Григорий Николаевич Ге в письме к своим избирателям назвал себя «идеалистом». Он действительно был белой вороной в среде промышленников, купцов, банкиров и землевладельцев, которые представляли основную часть депутатского корпуса городской Думы в последней четверти ХIХ века. Порядок выборов в местные органы самоуправления на то время определяло «Городовое положение» от 1 июня 1872 года, введенное императором Александром II. По этому указу избирательные права получили владельцы недвижимости, торговых и промышленных предприятий, гильдейские купцы с оборотом капитала не менее 5000 рублей, учреждения, общества, монастыри, церкви, а также все те, кто платил в городскую казну налог с имущества и предпринимательской деятельности. Не имели избирательных прав лица без недвижимости, работники по найму и жители, по которым числилась недоимка городовых сборов. Таким образом, большинство в Николаевской Думе получили крупные подрядчики флота, дворяне-землевладельцы и оптовики-хлеботорговцы. Этот состав народных избранников оказался у власти в нужное время. Открытие Николаевского коммерческого порта, рост объемов хлебной торговли и масштабная государственная программа кораблестроения увеличили наполнение городского бюджета в несколько раз. Общественная кормушка стала привлекательной для депутатов, но… для того, чтобы спокойно манипулировать денежными потоками, существовало одно препятствие – секретарь городской Думы Григорий Николаевич Ге – инородное тело в среде николаевских гласных.

Инородное тело

Григорий Николаевич Ге родился 16 февраля 1830 года в семье крупного землевладельца Воронежской губернии. Его детская биография обычна для представителей среднего дворянства. В десятилетнем возрасте он поступил во вторую Киевскую гимназию, благополучно получил аттестат и в 1846-м был отправлен в Санкт-Петербург, чтобы продолжить образование в школе прапорщиков и кавалерийских юнкеров. Военная служба началась успешно. В 1849 году Григорий Ге был зачислен корнетом в элитный лейб-гвардии Гродненский гусарский полк, а через пять лет его повысили до старшего берейтера – инструктора верховой езды в гвардейском конноартиллерийском училище. Однако на этом военная карьера молодого человека закончилась. В 1856-м скоропостижно умирает отец, и поручик Ге увольняется со службы «…с награждением чина штаб-ротмистра», чтобы на правах старшего сына вступить в управление имениями. В 26 лет Григорий Николаевич Ге становится помещиком Подольской губернии. В собственности записано 4 деревни, 1080 десятин земли и 625 душ крепостных. Считая себя человеком прогрессивных взглядов, он, не дожидаясь крестьянской реформы, дал вольную своим дворовым людям и освободил всех хлеборобов «навечно с подушным наделом» без всяких выкупных платежей. Григорий Ге «бежал впереди паровоза». Накануне либеральных преобразований этот поступок стал широко известен в России, вызвав недовольство консервативных помещиков и соседей землевладельцев. В 1858 году бывшего гусара избрали в губернский комитет для выработки предложений по крестьянской реформе. Молодой человек полностью отдался работе. Однако его статьи не вошли в итоговый текст документа. Крестьянам дали личную свободу, но прикрепили к земле на 45 лет, заставив выкупать помещичью землю. Гражданская позиция либеральных землевладельцев не нашла широкой поддержки в дворянской среде. Тем не менее во время проведения крестьянской реформы Григорий Николаевич Ге был избран мировым посредником в Ушицком уезде Подольской губернии. Несколько лет подряд он «гасил» конфликтные ситуации по земельным вопросам между помещиками и крестьянами. В 1862 году в журнале «Основа» появилась его статья «Выдержки из записок мирового посредника» – первый опыт журналистской публицистики. Общественная деятельность отнимала много времени. Молодой помещик забросил имения и не смог приспособить свои хозяйства к новым товарным отношениям. В 1865 году Ге продает убыточную собственность и получает назначение на должность заштатного чиновника в акцизное управление Херсонской губернии. У Григория Николаевича к этому времени образовалась большая семья: четыре дочери и сын. Всех нужно было кормить, и потому он рьяно взялся за тяжелую работу. Бескомпромиссный и принципиальный человек в акцизном ведомстве – исключение из правил. Он стал инородным телом среди мздоимцев и казнокрадов. За пятнадцать лет беспорочной службы ему удалось дослужиться только до чина надворного советника (VII гражданский чин в «Табели о рангах») в то время, как многие его коллеги уже были действительными статскими и тайными советниками. В 1879 году Григорий Ге покупает в Николаеве участок земли на улице Наваринской и строит просторный дом, куда вскоре переезжает вся его семья. Уезжая из Херсона, бывший надворный советник хотел избавиться от своего чиновничьего прошлого, чтобы полностью отдаться общественной и литературной деятельности.

Секретарь, публицист, драматург

Ко времени своего переезда Григорий Николаевич Ге был уже хорошо известен в городе. Работая в Херсоне, он часто приезжал в Николаев по делам службы, публиковал в местных газетах рецензии на театральные премьеры, художественные вернисажи и проблемные статьи по горячим вопросам городской жизни. Бурная социальная активность недавнего чиновника способствовала тому, что в 1880 году он избирается гласным в городскую Думу, а в 1884-м горожане выбирают его повторно. Григорий Николаевич был необычным депутатом. Он стоял в стороне от келейной тусовки влиятельных купцов и все кулуарные разговоры о наболевших проблемах города выносил на публичное обсуждение в газетах «Николаевский вестник» и «Южанин». В первый же месяц своей работы Григорий Ге предотвратил попытку гласных урезать финансирование двухклассных народных школ, которые были основаны женой предыдущего военного губернатора Эмилией фон Глазенап и находились в беднейших кварталах города, на Слободке. Здесь обучались 1200 учащихся и работали 59 учителей. Депутаты предлагали сократить финансирование образования за счет уменьшения средств на содержание помещений и зарплаты преподавателям. Идея была проста: 20 школ превратить в десять, уволить лишних учителей, а освобожденные помещения отдать в прибыльную аренду. Григорий Иванович очень быстро отреагировал на ситуацию. В газете «Южанин» появилась статья, где он объяснил горожанам, что уменьшение финансирования образования для бедных напрямую мотивировано интересами гласных Зарубина, Мартиросова и Нечаева. Эти депутаты хотели разместить в освободившихся строениях свои салотопные заводы и шорные мастерские. Через короткое время он публично пресек попытку депутатов выделить дополнительный участок городской земли на квартале между улицами Херсонской и Севастопольской для расширения механических мастерских Луки и Андрона Донских с целью строительства общежития и бани для рабочих. Дело в том, что еще при губернаторе Лазареве в 1841 году Николаевская Дума приняла решение, запрещающее любое строительство, которое перекрывает уличную перспективу для извоза и пешеходов. Лоббистам от братьев Донских не удалось «с разбега» протолкнуть это решение. Предприниматели вынуждены были дождаться отставки гласного Ге, чтобы получить нужный участок. Сегодня улица Севастопольская дискретно перекрыта различными строениями, этой сквозной магистрали городу не хватает. Терпение купцов, банкиров и промышленников лопнуло тогда, когда Григорию Ивановичу удалось провести на пленарном заседании решение о введении полукопеечного сбора с каждого пуда товаров, ввозимых в город. Деньги от нового налога должны были пойти на замощение улиц. Осенью и весной Николаев утопал в грязи. Меценатов, готовых раскошелиться на приличные дороги, не было. Прижимистые купцы и богатые обыватели не проявляли желания помочь городу. В муниципальной казне средств, как всегда, не хватало. На этот полукопеечный сбор удалось замостить улицы, ведущие к порту, по которым перевозилась основная масса зерна и других товаров. Дополнительный налог увеличил издержки хлеботорговцев. У бывшего чиновника среди гласных в Николаевской Думе появилось много скрытых и явных недоброжелателей. В 1883 году депутаты отклонили предложение Григория Ге о выделении средств на строительство общественной бани в городе. Тогда он при своем доме открыл баню и долго содержал ее на свои средства. Культурные инициативы Григория Николаевича часто наталкивались на прямое противодействие депутатов. В 1887 году, когда вся Россия проводила памятные мероприятия и молебствования в год 50-летия со дня гибели А.С. Пушкина, николаевские гласные отклонили предложение Ге установить бюст поэта напротив здания Пушкинской школы и учредить театральную премию за лучшую пьесу по мотивам его произведений. Противостояние Григория Ге и влиятельных депутатов достигло кульминации весной 1887 года. В городской управе – исполнительном органе Думы – освободилась должность секретаря, и Ге изъявил желание ее занять. Однако при утверждении кандидатура строптивого гласного была забаллотирована коллегами. 19 мая Григорий Ге в газете «Южанин» публикует открытое письмо к своим избирателям, в котором заявляет о досрочном сложении с себя полномочий гласного, так как не хочет работать на клановые интересы городских толстосумов, не «желающих заботиться о процветании большинства обывателей Николаева». Через месяц он продал свой дом и уехал в Петербург. Стремясь заглушить обиду, Григорий Николаевич полностью отдает себя литературному творчеству и публицистике. Столичные газеты и журналы печатают его театральные рецензии, критические статьи. В театрах ставятся ранее написанные пьесы «Кухня», «Ведьмы», «Свобода искусства» и чуть позже – знаменитая драма «Шквал». Пока бывший депутат утверждался в столице как драматург, в Николаеве происходило множество интересных событий. 93 избирателя от разных сословий горожан в ответ на открытое письмо Ге в газете «Южанин» опубликовали свое обращение, в котором выразили сочувствие опальному гласному и возмущение действиями своих избранников в городской Думе. Ситуация вышла из-под контроля. Вынужденный отъезд Григория Ге стал резонансным событием и предметом обсуждения чиновников, интеллигенции, обывателей из мещан. Приближались очередные выборы, и гласные, чувствуя себя неуверенно, направили официальное письмо Григорию Николаевичу в Санкт-Петербург с предложением выставить свою кандидатуру на выборах городского секретаря. 11 июля 1888 года Ге прислал заявление, в котором выразил согласие баллотироваться на должность. 7 сентября большинством голосов он был избран на этот пост. 17 лет подряд Григорий Ге исполнял должность городского секретаря. Он по-прежнему был неудобным человеком для депутатов городской Думы, пресекая зарождающиеся финансовые аферы и разрушая откатные схемы чиновников на подрядах коммунального хозяйства. Пожалуй, трудно найти в истории Николаева человека, который с такой же страстью, как Григорий Николаевич, отдавался делу культурного возрождения городской общины. Он состоял в правлениях многих общественных организаций. Был попечителем нескольких учебных заведений, членом комитетов общества трезвости, народных чтений, агентом Общества русских драматических писателей и многих других. За время пребывания в Николаеве им были написаны сотни газетных статей, театральных рецензий, литературных и художественных обзоров, прочитаны несколько десятков публичных лекций по истории родного края, развитию русской литературы и искусства. Григорий Ге своим подвижничеством заполнял пустое пространство культурного бытия городской общины. В 1889 году гласные городской Думы в преддверии празднования столетнего юбилея Николаева поручили городскому секретарю Ге подготовить очерк истории города. Публицист и драматург, не имея базового образования, справился с заданием. Через год в «Русской типолитографии» был издан «Исторический очерк столетнего существования города Николаева при устье Ингула (1790-1890)». Это была самая первая история города, построенная в линейной хронологии. Книга имеет массу недостатков, однако все они окупаются авторскими эмоциями по отношению к прошлому, настоящему и будущему Николаева. Григорий Ге прогнозировал блестящее развитие корабельного края. В 1906 году Григорию Николаевичу исполнилось 76 лет. Городской секретарь попросился в отставку «в силу невозможности служить полной силой обществу по слабости здоровья». 1 ноября 1911 года он скончался на 82-м году жизни. Похоронен Г.Н. Ге на старом городском некрополе. Имя этого замечательного человека до сих пор не зафиксировано в топонимике нашего города. Сохранился в перестроенном виде дом Григория Ге по адресу: ул. Наваринская, 25. В 1988 году председатель николаевского Пушкинского клуба Анатолий Золотухин выступил с предложением установить на этом доме мемориальную доску, а в самом здании создать литературный музей Николаевщины. Позднее это предложение было много раз продублировано горсовету и всем предыдущим мэрам города, но… дело так и не сдвинулось с мертвой точки. Может, современные депутаты позвоночником чувствуют, что общинная память о «неудобном секретаре» не добавит им сегодня бодрости и не облегчит жизнь.

Сергей Гаврилов, Вечерний Николаев

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Вторник, 18.12.2018

Закругление верхнее-левое

15:11Награды и сладости в канун праздника святого Николая

09:19Жители Юга Украины считают Новый год главным зимним праздником

09:13В Украине сегодня ожидается небольшой снег и гололедица

09:09Генассамблея ООН приняла резолюцию по Крыму

09:07За сутки на Донбассе семь обстрелов

08:23В Николаеве пьяный студент выпал из окна общежития

08:00В декабре украинцам намерены выплатить две пенсии, - проект правительства

 17.12

20:56Суд решил, что компания «Місто для людей Миколаїв» победила в конкурсе незаконно

20:13Участнику «Лиги смеха» из Николаева нужна помощь для реабилитации после тяжелой травмы

19:46Лучшим футболистом мира признан игрок «Аякса»

19:45В День святого Николая одесситов порадуют парадом троллейбусов

17:25Под Одессой люди пытаются выживать в вагонах

16:57В Николаев приедет «сказочный» грузовик Coca-Cola

15:39В Венгрии оппозиционных депутатов выгнали с гостелеканала

15:38Россия не будет воевать с Украиной,- МИД РФ

15:36Во Франции собираются строить самолеты из бамбука

15:22Николаевские власти озадачились Лениным, которого защищает частная собственность

12:10Где и как меняют поврежденные гривни

12:07В Терновке на оживленном участке установят светофор

11:29Николаевский дворец культуры «Корабельный» приглашает на открытие районной елки

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама