После поражения России в Крымской войне Николаев едва не потерял свои верфи

29.02.16 10:40Сколько просмотров этой статьи1159Сколько комментариев этой статьи0

160 лет назад, 25 февраля 1856 года открылся Парижский конгресс, который подвел черту под Крымской войной, столь бесславной для Российской империи. И проигранная война, и сам конгресс, и подписанный в Париже в марте мирный договор существенно изменили соотношение сил на континенте, отодвинув Россию на второй план.

Вместе с тем, противоречия между ее оппонентами - Францией, Англией, Австрией, Оттоманской империей и Пруссией - и то, что политические интересы перечисленных стран отчасти сталкивались, позволило России меньше заплатить за поражение в Крымской войне, чем этого можно было бы ожидать.

Четыре условия

Прежде чем согласиться на мирные переговоры, противники России в войне еще в июле 1854 года, меньше чем через год после ее начала, поставили ей четыре условия: нейтрализация (сегодня мы сказали бы: демилитаризация) Черного моря, отказ от исключительного российского протектората над дунайскими княжествами Молдавией и Валахией, гарантия свободного судоходства по Дунаю (что было связано с потерей части Бессарабии), а также общеевропейская защита немусульманского меньшинства в Оттоманской империи. Александр II категорически отверг эти ультимативные требования.

Не мудрено, ведь как раз оккупация подчиненных турецкому султану дунайских княжеств Россией в 1853 году и претензии царя Николая I на то, чтобы стать единственным "официальным" патроном православных верующих в Оттоманской империи, привели, среди прочего, к Крымской войне. Николай и его советники были уверены в том, что турки слишком заняты внутренними проблемами, а Запад слишком слаб, чтобы решиться на войну. Они просчитались. Христианско-мусульманский альянс состоялся, и Россия потерпела чувствительное поражение.

В марте 1855 года Николай I умер и на престол взошел его сын Александр II . В сентябре французские и английские войска взяли Севастополь. Русские войска сдали также Керчь и Евпаторию, крепости Еникале на берегу Керченского пролива и Кинбурн в устье Днепра. Австрия, долгое время остававшаяся нейтральной и безуспешно пытавшаяся убедить Россию принять условия мирных переговоров, ввела войска на территорию дунайских княжеств, оставленных русскими. В боевых действиях против России австрийцы по-прежнему участия не принимали, но потенциальная угроза того, что терпение Австрии лопнет окончательно, связывало значительные военные силы России на границе.

В общем, ситуация была безнадежной, надежд на победу не оставалось. Кроме того, немало людей в царском окружении считали, что продолжение войны могло привести к волнениям в среде крепостных крестьян. И император Александр собрал в Зимнем дворце своих ближайших советников. Их мнение было практически однозначным: хотя предварительные условия мира тягостны для России, неприятие их лишь ухудшит ее положение. Князь Воронцов, например, прямо сказал, что продолжение войны приведет к финансовому истощению страны, потребует огромных жертв, может быть, даже к потере Польши и Финляндии. Граф Орлов, которого царь позже назначил представителем России на Парижском конгрессе, предостерег от того, чтобы ориентироваться на настроения ура-патриотов, которые требуют продолжения войны: "Власть не должна заботиться о разглагольствованиях и истерических криках публики".

"Патриоты" - против

Истерика действительно была, как только "публика" узнала о решении царя принять условия союзников и начать мирные переговоры. Известный советский историк Евгений Тарле приводит в своей двухтомной монографии "Крымская война" такой эпизод. В театре шла драма "Дмитрий Донской", и после слов "Ах, лучше смерть в бою, чем мир принять бесчестный!" зал разразился громом оваций. Дело было только в том, что на севастопольской Черной речке, в крымской грязи, умирали вовсе не те люди, который сидели в театральном зале. Война не делала их беднее, не обрекала на нищету и полуголодное существование их семьи. Придворной аристократии легко было проявлять патриотические восторги и патриотический гнев: война ничем ей не угрожала.

Дипломатическая борьба на Парижском конгрессе была трудной. Впрочем, то, что Россия приняла предварительные условия, облегчило задачу и самого графа Орлова, и его оппонентов. Россия вернула захваченную ею турецкую крепость Карс, французы и англичане вывели свои войска из Севастополя, Керчи и Евпатории. Валахия, Молдавия и Сербия были окончательно потеряны Россией, кроме того, ей пришлось отдать часть Бессарабии.

Самым болезненным для национального самолюбия России была статья договора о нейтрализации Черного моря. Всем черноморским державам запрещалось иметь здесь военные флоты, крепости и арсеналы. Особенно резкие споры вызвал вопрос о городе Николаеве. Англичане требовали уничтожить его военные арсеналы и верфи, русские настаивали на том, чтобы исключить Николаев из поля действия договора, так он находится не на море, а на реке Буг. Однако именно Николаев был во время Крымской войны главной тыловой базой Черноморского флота, возражали англичане.

В конце концов, был достигнут компромисс: никто ничего уничтожать не стал, но город демилитаризовали. Его открыли для иностранных судов, он стал крупным коммерческим портом. В конце XIX века Николаев занимал третье место в России по объемам заграничной торговли - после Санкт-Петербурга и Одессы. Вот что дал Николаеву мир.

Россия после войны

Севастополь ждала другая судьба. В 1870 году, воспользовавшись тем, что шла франко-прусская война, Российская империя дезавуировала часть парижских договоренностей. Севастополь снова стал базой военно-морского флота.

Все это, однако, - вовсе не причина для того, чтобы считать результаты начатой и проигранной Россией Крымской войны не столь уж страшными для нее. Политические ее последствия были гораздо более серьезными, и в какой-то мере мы ощущаем их даже сегодня, спустя 160 лет.

Как писал еще академик Тарле, "война глубоко изменила прежние отношения России". Она перестала играть ведущую роль в Европе, роль уважаемого политического арбитра, которую получила после победы над Наполеоном. В политические лидеры вышла Франция, позже - Пруссия и Австрия, которые до Крымской войны входили вместе с Россией в "Священный союз". Окончательно были испорчены отношения с Англией, взаимное недоверие определяет отношения России и Великобритании до сих пор. Врагом на долгие десятилетия стала и Турция, с которой Россия постоянно воевала. Друзей и союзников Крымская война России не принесла.

БерлиNETZ

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Четверг, 23.03.2017

Закругление верхнее-левое

14:04Кремль надеется, что Самойловой разрешат въезд Украину

13:56Новинский подозревает Генпрокуратуру

13:45В Литве с Газпрома взыщут 36 млн евро

13:24Львовские бренды "захватывают" николаевский рынок

13:23Ещё два убийства в Киеве

13:14Аюрведа и питание: 7 главных принципов

13:01В Черном море прошли военно-морские учения Украины и НАТО

12:50Сорос и Рокфеллер попросили увеличить им налоги

12:44В Киеве расстрелян Денис Вороненков, экс-депутат РФ

12:11Ініціатива Projector розробила новий дизайн обкладинок шкільних підручників

12:00Перед початком вибухів під Балаклією чули проліт безпілотника – Матіос

11:48Суд обязал вернуть МО боеприпасы на 7,3 миллиарда гривен, хранящихся с 2000 года в николаевском спецпорту «Ольвия»

11:40«Я должен извиниться только за то, что Сенкевич пришел к власти» — Солтыс не сожалеет о ситуации в горсовете

11:31На фронте погиб украинский боец, еще один ранен

11:23"Хто на машинах, хто пішки" - журналіст показав евакуацію з Балаклії (ФОТО)

10:49Энергия ветра и солнца - энергия будущего

10:37Електронні листи не горять. Тимошенко, Пінчук і Янукович у пошті Гілларі Клінтон

10:26У Бірмінгемі затримали 3 людей за підозрою у причетності до теракту в Лондоні

10:17Нацбанк знизив офіційний курс гривні

10:17У Савченко фиксируют «экономическое развитие» на Николаевщине: «Рост практически во всех отраслях»

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама