Дефолт пока не виден

02.07.14 08:39Сколько просмотров этой статьи1237Сколько комментариев этой статьи0

В Украине снова работает миссия Международного валютного фонда (МВФ). По итогам этого визита она примет решение о предоставлении Украине нового кредитного транша на сумму в 1,4 млрд долл., который должен поступить в конце июля – начале августа. Чтобы удовлетворить МВФ, киевские власти пошли на весьма болезненные реформы, приведшие к существенному снижению уровня жизни в стране.

Однако даже такой высокой ценой была достигнута лишь временная стабилизация. Выполнение обязательств перед МВФ во втором полугодии, очевидно, потребует принятия новых мер, направленных на сокращение бюджетного дефицита.

Итоги для ревизора

Приезд ревизора – это всегда стресс. А если от решения этого проверяющего еще и зависит выделение дальнейших сумм, то напряжение многократно увеличивается. Впрочем, как в последние дни неоднократно заявляли различные представители правительства, украинские власти могут отчитаться перед миссией МВФ, приехавшей в Киев в конце июня, практически по всем обязательствам.

Что же, посмотрим, так ли это? Требования МВФ направлены в первую очередь на то, чтобы Украина и дальше могла расплачиваться по внешним долгам. Для этого необходимо поддерживать валютные резервы на определенном уровне и ни в коем случае не тратить их на поддержку курса национальной валюты, а также сокращать бюджетный дефицит за счет урезания социальных расходов. В перечень требований входят, правда, также борьба с коррупцией, судебные и прочие институциональные реформы. Но, как показывает многолетняя практика, в реальности МВФ эти качественные условия, в отличие от количественных, финансовых, интересуют мало.

По данным Национального банка Украины, национальные золотовалютные резервы в мае 2014 года увеличились сразу на 26%, или 3,67 млрд долл., и достигли достаточно приемлемого значения в 17,9 млрд долл. Однако очевидно, что за этим скачком сразу же последует спад.

Майский прирост образовался благодаря тому, что именно в тот месяц в Украину практически одновременно пришли средства по первому траншу от МВФ (3,2 млрд долл.), займу от Евросоюза и Мирового банка (немногим менее 900 млн долл.) и от размещения облигаций на 1 млрд долл. под гарантии правительства США. В то же время заплатить в мае надо было только 873 млн долл.

Такое благоприятное для украинских валютных резервов соотношение в текущем году уже, скорее всего, не повторится. Американские гарантии уже полностью использованы, транши от МВФ, Евросоюза и международных финансовых структур будут приходить редко и более мелкими порциями. Между тем уже в начале июня Украина погасила облигации внешнего займа на 1 млрд долл. Еще один крупный единовременный платеж, который поглотит большую часть нового транша от МВФ, придется на август.

Так или иначе, валютные резервы Украины формируются в настоящее время исключительно за счет внешних кредитов. То есть средства от МВФ и других организаций не работают на экономику страны, а являются фактически предоставлением рефинансирования: Украина берет новые долги, чтобы расплатиться по старым.

По-видимому, объем резервов во втором полугодии будет поддерживаться выше минимально допустимого уровня, равного трехмесячному импорту (около 14-14,5 млрд долл.), так что со своими обязательствами Украина в основном расплачивается. Дефолт по внешним обязательствам в данный момент Киеву не грозит, хотя недавние слухи о переговорах с международными кредиторами о переносе погашения некоторых украинских ценных бумаг на более поздние сроки, вероятно, имели под собой основания.

При этом как минимум с конца февраля государство официально не тратит средства на поддержку валютного курса. Вообще девальвация гривны весной 2014 года как две капли воды напоминает аналогичную операцию в конце 2008 года. Кстати, и обесценилась украинская валюта тогда на сравнимую величину. Как и в начале 2009 года, курс гривны сейчас поддерживается на стабильном уровне главным образом административными средствами. Банкам больше не позволяют проводить спекулятивные операции и расшатывать курс.

Это, безусловно, не соответствует пропагандируемым МВФ идеалам свободного и ничем не ограниченного валютного рынка. Но представляется, что в данном случае международный ревизор не станет настаивать на ослаблении контроля над гривной. Новой девальвации украинская финансовая система может просто не пережить.

В отношении ограничения бюджетного дефицита украинское правительство, на первый взгляд, усердно выполняет требования МВФ. Как сообщает Министерство финансов, по итогам января-мая его объем составил только 12,22 млрд грн., что на 33,9% меньше, чем в первые пять месяцев 2013 года. Более того, годовой лимит превышения государственных расходов над доходами, определенный в размере 68,56 млрд грн., использован всего лишь на 17,8%.

Как говорится, впору аплодировать украинским финансистам. Тем более что, по данным Минфина, за те же пять месяцев в доход госбюджета поступило 150,65 млрд грн., что на 11,3% больше, чем за тот же период годичной давности. Вот только вопрос, откуда взялись эти доходы? Ведь, как признает все тот же Минфин, в январе-мае поступления от двух главных бюджетообразующих налогов – внутреннего и импортного НДС и налога на прибыль – сократились по сравнению с аналогичным периодом прошлого года соответственно на 4,9; 8,5 и 14,5%, акцизов – на 16,2%, таможенных пошлин – на 9,3%. В абсолютном значении спад только по этим пяти позициям составил около 11,1 млрд грн. А ведь еще в стране идет война, из-за чего резко упали поступления из промышленного Донбасса, некогда создававшего шестую часть ВВП Украины.

Министерство финансов, впрочем, не скрывает, за счет чего функционирует национальная бюджетная система. По его данным, за первые пять месяцев 2014 года для финансирования государственного бюджета были привлечены заимствования на сумму 74,36 млрд грн., из которых 28,16 млрд грн. пришлось на внутренние источники и 46,19 млрд грн. – на внешние. Кроме того, по некоторым данным, Национальный банк Украины уже к концу апреля перечислил в бюджет более 85% от годового плана.

Таким образом, получается, что государственный бюджет Украины в последние месяцы пополняется в основном за счет наращивания долгов, зачисления в него доходов будущих периодов и прочих операций довольно сомнительного и одноразового свойства. Дальнейшее проведение такой политики, во-первых, чревато новым раскручиванием инфляции, а, во-вторых, не соответствует требованиям МВФ. Это означает, что во втором полугодии бюджет снова придется пересматривать.

Баланс эквилибриста

На протяжении последних нескольких лет украинская финансовая система неоднократно представлялась в виде циркача-эквилибриста, который балансирует в крайне неустойчивом положении, жонглируя целой кучей разнообразных предметов, поддерживаемых в воздухе только невероятными усилиями. Так было осенью 2008 года, перед президентскими выборами 2010, в конце 2013… Точно такое же впечатление возникает и сейчас. Власти пытаются всеми силами поддерживать в стране финансовую стабильность, хотя дела идут откровенно плохо, и все вот-вот посыплется.

В сегодняшней Украине таких тонких мест, где может порваться, более чем достаточно. Например, весьма сложное положение сложилось в банковской системе. В соответствии с требованиями МВФ, Национальный банк Украины провел стресс-тестирование 37 ведущих банков страны, то есть на основании их балансов за первый квартал текущего года постарался выяснить, как скажется на их финансовом положении внезапное ухудшение экономической обстановки. При этом в сценарии предусматривалось, в частности, падение курса гривны на 25-50% по сравнению с прошлогодним уровнем, то есть во многом моделировалась уже создавшаяся текущая ситуация.

Этот тест прошли всего 9 банков. Остальные 28 при дальнейшем ухудшении экономической ситуации в Украине могут не выполнить свои обязательства. Чтобы повысить устойчивость, банкам необходимо увеличивать свои резервы, привлекать дополнительный капитал, объем которого оценивается примерно в 50 млрд грн., то есть немногим более 4,2 млрд долл. по текущему курсу. Однако проблема в том, что эти средства должны найти и выделить либо акционеры проблемных банков, либо государство как кредитор последней надежды. И для этого потребуются дополнительные финансовые ресурсы, не предусмотренные бюджетом.

Банковские трудности непосредственно сказываются и на состоянии реального сектора экономики. Когда у финансовых учреждений возникают проблемы с обеспечением собственных обязательств, они обычно резко сокращают объемы мало-мальски рискованных операций, под которыми, в частности, понимаются займы промышленным предприятиям. Даже в более благополучном Евросоюзе реальный сектор с 2008 года испытывает хронические трудности с финансированием, что, кстати, является одной из основных причин длительной экономической депрессии в регионе. В Украине же кредитование промышленности вообще сегодня не стоит на повестке дня. Банкам нужно прежде всего уцелеть самим, а потом уже думать о развитии экономики.

Ранее МВФ и Мировой банк прогнозировали на текущий год снижение украинского ВВП на 5%. В июне оценки были пересмотрены в сторону усиления спада на 1 п.п. Но в действительности падение может оказаться намного более резким. Каждый день военных действий на Донбассе разоряет страну, усиливая нагрузку на финансовую систему, разрушая промышленность и уничтожая инфраструктуру. В то же время подписание соглашения об ассоциации с Евросоюзом требует многомиллиардных инвестиций в техническое перевооружение и внедрение новых стандартов и нормативов. Без этих капиталовложений (а их в обозримом будущем, очевидно, не будет) целые отрасли украинской промышленности могут прекратить существование.

Все это означает, помимо всего прочего, падение отчислений в государственный бюджет в виде внутреннего НДС и налога на прибыль, а также в Пенсионный фонд. В конце июня Кабмин утвердил баланс Пенсионного фонда на этот год с дефицитом в 18,1 млрд, но в случае дальнейшего сокращения фонда оплаты труда из-за остановки промышленных предприятий и банкротств компаний других отраслей разрыв может оказаться намного большим. По некоторым оценкам, порядка 50 млрд грн., а то и больше.

Эти дополнительные затраты означают, что для выполнения требований МВФ властям придется продолжить сокращение государственных расходов и искать дополнительные источники поступлений. В последние три месяца правительство повысило тарифы для населения на природный газ, электроэнергию, отопление, горячую и холодную воду на 50-100%, чтобы сократить субсидии и сэкономить деньги на более важные цели (например, уплату долгов). Однако "Нафтогаз Украины" не стал от этого более прибыльным, так как повышение тарифов было практически съедено девальвацией гривны. Точно так же увеличение стоимости электроэнергии в гривнах будет в значительной мере компенсировано подорожанием импортного ядерного топлива.

Ранее власти заявляли, что повышение коммунальных тарифов до восточноевропейского уровня будет растянуто на четыре года. Но девальвация гривны и огромные проблемы государственных финансов могут заставить их пойти на незапланированный рост еще до конца текущего года.

В последнее время возникает впечатление, что в правительстве просто лихорадочно ищут, за счет чего можно еще увеличить доходы и сократить расходы бюджета. Так, возврат НДС теперь осуществляется не живыми деньгами, а облигациями внутреннего госзайма, повышены акцизы на сигареты и алкоголь, вводятся налоги на процентный доход по депозитам и высокие пенсии высокопоставленных госслужащих. Одновременно с 1 июля урезаны пособия на рождение детей (кроме первого ребенка в семье).

И это, очевидно, еще далеко не конец. Это в США МВФ может рекомендовать стимулирование покупательской способности населения даже ценой дальнейшего роста государственного долга. Для нашей страны его рецепты имеют прямо противоположный характер: чтобы исправно выплачивать все долги, Украина обязана как можно сильнее сократить расходы на… украинцев!

Может ли свести концы с концами страна, где идет война, импорт важнейшего энергоносителя стал не по карману, курс национальной валюты за полгода упал почти на 50%, промышленное производство сокращается, большая часть крупных банков нуждается во внешней поддержке, государственный бюджет формируется во многом за счет заимствований, а система социального обеспечения, оставшаяся с более благополучных времен, с большим трудом вписывается в африканские стандарты для стран третьего мира? В ближайшие несколько месяцев мы точно узнаем ответ на данный вопрос.

Виктор Тарнавский, МинПром

Похожие новости

На открытый разговор приглашаем Вас в нашу группу в facebook

Реклама

Суббота, 14.12.2019

Закругление верхнее-левое

13:30Лучшие юристы Николаевщины получили награды

13:10Полиция разыскивает виновника ДТП - водителя Mercedes-Benz

12:47В Очакове планируют закрыть детское отделение ЦРБ — жители организовывают митинг

12:31В течение 2019 года в мире погибли более 70 журналистов

12:12Епифаний объявил об окончательной ликвидации УПЦ КП и УАПЦ

12:01В Миколаєві розпочався фестиваль цікавої науки «Молодіжна хвиля»

11:49Турция намерена производить ракеты совместно с РФ

11:34Зеленский почтил память ликвидаторов аварии на ЧАЭС

11:20Ученые объяснили причину повышенного давления по утрам

11:08На Херсонщине сгорел вагончик фермерского хозяйства — внутри была женщина

10:58США отложили введение новых пошлин против Китая

10:52Спасатели завершили работы на месте пожара в Одессе

10:42В Николаеве спасатели учили молодежь как действовать в случае пожара

10:11Какой будет минимальная зарплата у жителей Николаевщины с 2020 года

09:56В Николаеве обнародовали программу мероприятий на новогодние праздники

09:44Отмена госмонополии на спирт: закон вступил в силу

09:35В центре Николаева из автомобиля украли миллион

09:24Народный календарь: Наум на ум

09:16Карнавал в Бельгии исключили из списка ЮНЕСКО за антисемитизм

09:07На Донбассе боевики стреляли из пушек БМП, ранен военный

Архив новостей
Закругление нижнее-левое

Фоторепортажи

Самые комментируемые

Самые читаемые

Погода в Николаеве

Анонсы и реклама